И это помимо стольких же убитых негров во время охот за рабами и жертвоприношений. Мы развили отличный ход и собирались зайти на следующий день в Моро, когда на горизонте появился наш смертельный враг – британский крейсер, на всех парусах помчавшийся к клиперу. Время приближалось к закату, и мы были уверены, что сможем легко уйти от преследования.

Туда переносили всех больных и незамедлительно проводили лечение. Дизентерия, которую, несомненно, вызвали главным образом перемены в питании и вода, была главной и наиболее смертоносной болезнью, от которой они страдали. К счастью, эта роковая болезнь больше не распространилась.

Остров Горе и Гамбия – Золотой Берег и Берег Слоновой Кости – Вида, Старый Калабар и Бонни – вот некоторые названия, которые имеют соответствующее значение в связи с отвратительной торговлей человеческой плотью. За рулем судна никого не было, некому было зарифлять паруса. Мы неслись вперед, как старый корабль-призрак, который равнодушен к ветру и погоде. Паруса срывались с креплений с треском, похожим на залп мушкетов.

  • Именно тогда вытащенный из дедовских сундуков великороссийский шовинизм и превратился в «рашизм», чьим лозунгом стали слова персонажа Сухорукова «вы нам еще за Севастополь ответите!
  • Они разбросали горящий тростник и разорвали обугленные жертвы на тысячу кусочков, танцуя и топчась на углях.
  • Вчера вечером наши плотники занимались починкой дна нашего ялика, так что теперь мы имеем лодку на плаву.

Палубу пришлось оборудовать временными платформами или полками на высоте гакаборта, поверх которого туго натянули сетку, чтобы предотвратить выпрыгивание закованных рабов через борт. Идя по палубе, мы часто наступали на руку или ногу, торчавшие из-под нижнего яруса. Благодаря влиянию моего партнера я был гостем на многих плантациях по пути, что дало мне возможность изучить практику рабовладения в цивилизованной и демократической стране по сравнению с Кубой и Бразильской империей. Войдя на территорию плантации, я встретил раба, который тихонько провел нас в дом, освещенный свечами. В комнатах толпились мужчины и женщины, новые гости моего бывшего дома. Я оставался под апельсиновыми деревьями, но дон Рикардо пошел дальше и, переступив порог, пересек салун и подошел к дивану, на котором сидели донна Амелия с мулатом Де Соузой.

Здесь мы получали черных и сажали их на сельскохозяйственные работы и производство товаров для африканского рынка, для обмена на их соотечественников. Их научили тараторить на ломаном испанском и английском, приучали к дисциплине, хорошо кормили и лечили. Я не заметил страданий между ними, поскольку целью компании было приводить их в наилучшие рыночные кондиции.

Мы же по-прежнему имели на пропитание солонину, свинину, сухари и бобы. Рискованное предприятие проводилось в таком масштабе и со множеством заинтересованных в нем лиц, что было невозможно долго скрывать эту историю. До окончания месяца окружной прокурор Соединенных Штатов напал на след, а Ламар написал компаньону, что в деле «черт ногу сломит». Последовали аресты, судебные слушания, узнал об этом и конгресс, но контрабандисты в конце концов избежали правосудия. «Уондерер» предали суду и продали на аукционе, где бывшие владельцы выставили яхту на продажу за четверть действительной стоимости. Впоследствии один из владельцев сказал, что «рабы, купленные за несколько бус и цветных носовых платков (конечно, преувеличение), были проданы на рынке по 600–700 долларов за голову.

Штормовой ветер затих, но дождь лил, как из водосточной трубы. В течение первой недели я спал в общей сложности всего десять часов, а у помощника имелось лишь шесть работоспособных матросов в команде. Нам приходилось взбадривать черных ромом, чтобы добиться их помощи в избавлении от трупов. Я тоже счел необходимым поддерживать себя настойкой опия и ликером, чтобы продолжать работу в этой ужасной обстановке.

Рано утром следующего дня они были в устье реки, а через час – в открытом море. Приятный южный бриз гнал корабль дальше со скоростью восемь миль в час. На званом обеде Хоу обнаружил за капитанским столом натурализованного шотландца капитана К., первого помощника мистера Т. Из Лонг-Айленда, двух испанцев, мало говоривших по-английски. Один испанец пояснил, что они со спутником едут в торговую факторию на африканском побережье, представляя торговый дом в Гаване. Долго ожидая подходящей возможности выбраться туда, он взял билет на это судно на всю протяженность маршрута.

Влажная и ветреная погода требовала закрытия вентиляционных отверстий и люков. Когда они находились в таком положении, я часто спускался к ним, пока в их помещениях наконец не стало так душно, что находиться там можно было весьма короткое время. Не только излишняя духота делала их положение невыносимым. Палуба – пол их помещения – была покрыта кровью и слизью, образовавшимися в результате поноса.

Из-за недостатка офицеров им поручили набрать рома из запасной бочки. Не зная об опасности, которой подвергают себя и корабль, они спустились с горящей свечой, искра от которой подожгла спирт. На рассвете следующего утра все рабы были выведены на палубу по двое. Здесь, на юте, их сторожили с особой бдительностью, а матросы были посланы вниз на поиски отсутствующих туземцев. Среди товаров, которые следовало хранить в кубрике из-за небольших размеров судна, был бочонок с ножами. Три туземца, свободные от оков, вооружились ножами из бочонка и, когда матросы вошли в кубрик, выскользнули через люк в трюм.

Но куда он ни смотрел, повсюду простирался пустынный океан. И только в северной стороне его острый взгляд разглядел что-то черное. Он напряг свое зрение и с трудом разглядел контуры острова. Неясные очертания гор то четко вырисовывались на фоне лазурного неба, то вдруг исчезали в туманной дымке.

Завершив торговлю и приняв на борт достаточное количество ямса, дров, воды и других необходимых грузов для промежуточного перехода, двигайтесь на всех парусах на Барбадос. По прибытии туда посетите господ из «Бартон, Хиггинсон и К°». У них найдете письма от нас, которыми будете руководствоваться на оставшемся этапе вояжа. Не забывайте писать нам при любой возможности и всегда держите при себе письмо с нашими инструкциями. «Это мой второй рейс подобного рода, – сказал помощник.

Глава 15 НЕКОТОРЫЕ НЕВОЛЬНИЧЬИ СУДА АМЕРИКИ

Затем защитники гнезда, опомнившись, вступают в схватку с врагом. К этому времени большая часть амазонок, нагруженная добычей, уже покидает поле битвы. Черные муравьи по двое-трое бросаются на оставшихся амазонок, которые, надо заметить, никогда не помогают секс с детьми друг другу, а сражаются только в одиночку, убивая и калеча противников своими грозными жвалами. После каждого набега на поле боя остается до десятка убитых муравьев амазонок. Во время очередного похода за куколками амазонки превращаются в грозных воинов.

“Девушка, у вас из ж*пы газета торчит!”: Маша Лаврова вразила вбранням фото

Проблему пытаются решить с помощью специальных программ. Заняв участок земли, и построив на нем хибару, бездомные граждане ЮАР рассчитывают со временем получить от правительства полноценное жилище. Эти нищие, построенные из подручного мусора поселки можно видеть буквально в каждом городе по дороге к крайнему югу африканского континента. Мы видели жизнь потомков этих людей, заглянув на ферму к родителям наших знакомых буров. Несмотря на современную технику, все здесь напоминает о патриархальном укладе переселенцев, живших за счет труда черных невольников. Пользуясь массовой безработицей, фермеры задешево нанимают на работу черных батраков из соседнего городка.

Они настаивали на получении тринадцати железных болванок за раба мужского пола и десять рабынь, мотивируя тем, что рабов стало меньше из-за того, что в последнее время их увозили многие корабли. Вождь угостил нас ужином, после чего мы простились с ним. На следующее утро он послал за бочонком бренди по две железных болванки за галлон, а в десять часов мы спустились на берег и возобновили совещание, но так ни о чем не договорились. Через четыре дня состоялось новое совещание, на котором брат вождя завершил дебаты заявлением, что туземных вождей устроят 13 болванок за рабов-мужчин и 9 болванок и 2 медных кольца за женщин. На следующий день торговля была проведена на этих условиях. Вождь пообещал прийти на борт корабля для оплаты его услуг.

Квобах, наш командир ашанти, сделав прыжок, оказался перед ним, но к нему метнулся десяток врагов со всех сторон. Команда «Полли» по отбытии из Ирландии состояла всего из десяти человек. Четверо умерли от дизентерии до того, как мы прошли полпути через Атлантику. Однажды, когда я, побродив по палубе, сел на свернутую цепь близ кабестана, насчитал тридцать трупов, которые утром вынесли на палубу и выбросили за борт.

Затем «Ганнибал» сделал шестнадцать выстрелов из орудий с интервалами в полминуты. Вчера мы сняли грот-парус и спустили рей, развернули его на всю длину, чтобы приладить отрезок в десять футов к нок-рее с правого борта, где она сломалась. Около трех часов утра перетащили орудия и дали кораблю крен на левый борт, чтобы прекратить приток воды с правого борта, где было три пробоины ниже ватерлинии перед глас-клампом. Наши плотники работали до двух ночи, чтобы заделать пробоины, между тем как матросы чистили корабль почти до самого низа.

Впрочем, некоторым всё же удавалось тайком научиться читать и писать на английском. Да и поскольку белые массы были невысокого мнения об умственных способностях рабов, то часто обсуждали в их присутствии дела. Так что кое-что о жизни за пределами плантации рабы всё-таки знали. И все же, как бы ни был совершенен механизм долгового рабства, достичь идеала работодателям не удалось и с его помощью, поскольку, будучи полноправными гражданами своих стран, пеоны могли рассчитывать на помощь государства. Так, американские пеоны неоднократно выигрывали судебные процессы, мексиканские пеоны в ходе революции 1910—1917 годов добились поддержки от революционных властей, а пеоны в Перу дождались-таки аграрной реформы.

Судно круто сдало назад и туго натянуло якорную цепь, как струну арфы. После короткого совещания наши гости избрали одного из своей группы в качестве представителя. Он сразу извлек большую пользу из знания английского языка для того, чтобы выпросить какую-нибудь еду. После утоления голода они стали выпрашивать через своего переводчика наши старые рубашки, шляпы, а также табак и все прочее, что они могли видеть или вообразить. Некоторые из наших матросов спустились вниз и принесли немало из того, что они предложили обменять на каури.

Многие наиболее популярные негритянские танцы и песни (самба, ламбада и др.) получили широкое распространение среди белых и метисов. Сан-Паулу (15,2 млн. жителей) – административный центр штата Сан-Паулу. Один из крупнейших городов Латинской Америки и всего мира; в состав Большого Сан-Паулу входят помимо самого города еще 37 примыкающих к нему муниципий, в том числе около 20 городов-спутников. И на протяжении трех веков оставался небольшим провинциальным центром. Превращению его в крупный промышленный город способствовала массовая европейская иммиграция, начавшаяся вскоре после отмены рабства .

Во время недавних археологических работ в Кентукки было обнаружено материалы, указывающие на участие рабов в процессе изготовления виски в некоторых местах. Среди них – знаменитая винокурня Pepper близ Франкфорта, а также винокурня, принадлежащая Джеку Джуэтту, герою войны за независимость. «Я не думаю, что оставить Гринов за пределами истории когда-либо было сознательным решением», – говорит Фил Эппс, бренд-директор Jack Daniel’s. Тем не менее, вряд ли кто-либо мог предположить, что у виски, маркированного «для белых», «черные» корни.

«Руби» дрейфовал за этой отмелью три-четыре дня, в течение которых стояла большей частью штормовая погода. Затем из-за нехватки воды для промежуточного перехода корабль снова вошел в реку, и на берег отправилась лодка с бочками для воды и хорошо вооруженной командой. На третий день, когда забор воды был почти закончен, на борт корабля прибыл торговец с Бимбе и потребовал солевую пошлину. С ним находились еще два человека, но гребцы оставались в каноэ, стоявшем у носовой части судна.

Пищу выдавали очень скупо, пока дизентерия не сократила число пассажиров, и тогда еды стало достаточно. Из-за скверной погоды «Полли» сбился с пути к жарким широтам, и, когда мы заметили первый свет маяка у мыса Энн, из всех пассажиров оставалось только сто восемьдесят шесть, некоторые из которых умерли перед высадкой. Они не могли танцевать, если море штормило, их также держали внизу, когда шел проливной дождь.

Один из начальников в деревне пришел утром и, увидев ее, обвинил отца в краже. Ничто более не удовлетворяло начальника в качестве наказания за преступление, чем передача одной из дочерей для продажи в рабство. У бедняги было три дочери, и начальник выбрал пятнадцатилетнюю, продав ее торговцам, которые переправили ее на наш бриг. Через три месяца на борт корабля приняли девочку-подростка около восьми лет, оказавшуюся младшей сестрой Евы. Чудом избежав плена, капитан Уильямс стал более осторожным, но впоследствии часто грозился, что когда-нибудь вернется с достаточными силами на борту корабля, организует осаду острова и возьмет там все, что возможно.

Около пяти лиг севернее Сент-Гомаса он встретился со шхуной его величества «Венера». Несмотря на свои затруднения и просьбу о помощи, на борт «Нэнси» высадили призовую команду и приказали ей следовать в Тортолу. Там «Нэнси» предали суду за совершение рейса из французской колонии и следование в Гавану или другой порт Вест-Индии, враждебный Великобритании, вместо Чарлстона, указанного в документах порта.

Эта весьма хрупкая постройка использовалась как место заключения, но также укрытие от солнца, дождя и тяжелой росы, которая бывает очень холодной. Такие загоны, строившиеся в данной местности с разрешения местных вождей, позволяли без проблем выставлять захваченных рабов. Находясь во внутренних областях, торговцы были избавлены от непрошеных гостей. Несколько негров, пострадавших, по заключению доктора, от оспы, заразились от туземцев племени, часто посещавшего побережье. Они общались с туземцами-крумен, которых наняли в Сан-Паулу-ди-Луанда.

Река Габон представляет собой удобное место для торговли, а также очистки и переоснащения судов. Лоанго – крупное, богатое королевство, жители которого знакомы с работой по металлу и более цивилизованны, чем соседи к северу от них. Наконец, большой бассейн реки Конго, где прежде торговлю контролировали в основном португальцы.

Офицеры посоветовались на борту и единодушно решили, по возможности, войти в реку. 17 апреля мы прибыли к форту Мина и обнаружили на рейде семь кораблей, три или четыре из них парусники, среди которых два фрегата по тридцать орудий каждый и 130 человек экипажа. У берега крейсер, захвативший три контрабандных судна из Зеландии. Одно из них, оснащенное тридцати шестью пушками, оказало дерзкое сопротивление. Один из фрегатов, пробывший у побережья два года, собирался возвращаться домой с тысячью марок золотом.

«Оттуда он совершил переход к Сьерра-Леоне на побережье Гвинейского залива. Здесь он оставался довольно продолжительное время и приобрел, частью мечом, а частью другими средствами, негров числом по крайней мере в 300 человек, кроме других товаров, которые производит эта страна. Помолившись, он отправился через океан к острову Эспаньола и сначала зашел в порт Изабелла. Там он реализовал по разумной цене свои английские товары, как и некоторую часть негров, доверяя испанцам не больше, чем собственной силе, которой он мог держать их в подчинении. Из порта Изабелла он совершил переход в Порте-де-Плата, где осуществил аналогичные торговые сделки, не теряя бдительности. Оттуда он отбыл в Монте-Кристи, другой порт на северном побережье Эспаньолы, и последнее место его посещения, где он торговал в мирной обстановке и продал всех негров.

Пришлите несколько кружевных шляп и бутылок ликера, а также ящики для военного снаряжения. Пришлите подзорные трубы по цене 2 и 4 медных стержня для торговли и в счет пошлины. Пришлите больше мотыг и ковшей для торговли и в счет пошлины, а также колокольчики. Пришлите длинные, большие и мелкие, а также витые бусы. Пришлите мне две шкатулки с открывающимися крышками, а также много ножей в счет пошлины стоимостью 2 медных стержня. Пусть ваши индийские товары будут хорошего качества, а корабль не застаивается долго.

Home » News » Осуждение рабства в произведении Же Верна «Пятнадцатилетний капитан»

Осуждение рабства в произведении Же Верна «Пятнадцатилетний капитан»